Стиль. Смысл. АртПерсона

Среда, 04 Июль 2018 15:38

Гипотетически

Средняя оценка: 10 (1 голос)

Вот представь себе живёшь ты на свете, /конечно если ты это читаешь, то и так живёшь/, представь себе себя чуть со стороны, ну так вот живёшь ты, ничего вроде пока экстраординарного, и о конечном почти что не задумываешься, потому как поди знай сколь осталось тебе ещё.

И не сказать, что это до поры до времени так уж и принципиально важно, тем не менее мысль закрадывается, особенно когда и обстоятельства слегка поспособствуют. И даже если у тебя совсем не аналитический склад ума.

 

Мысли, они знаешь, как, вроде бы всё хорошо, живи радуйся, а тебе не хватает чего-то, или всё плохо и опять же, где-то там в подсознании пытаешься сложить идеальную картинку. А жизнь идёт, а время штормит, и бытовое засасывает, незаметно, но уверенно-верно. И шаг влево, шаг в право не имеет никакого смысла, в смысле ни счастья, ни даже провинциальной романтики. Поневоле о насущном задумаешься.

 

Смоделируем самую простую жизненную схему.

 

Перед нами он и она, /имена даты, место действия можно вставить по желанию и предпочтениям/.

Он и она, оба относительно молоды, не то чтоб близко знакомы, так в относительных понятиях. Она в чём-то успешна, в чём-то не очень, он то ли успешен, то ли несчастен, сразу и не поймёшь. А жизнь, что жизнь у него своя, у неё своя, в чём-то пересекаются, в чём-то далеки. Оба связаны узами брака, детьми, квартирами, и разными мелочами типа любимой работы, тусовки. Но живут по соседству, не то чтоб дружат, не то чтоб семьями, и не то чтоб крепко, опять же по мере возможностей и желания.

 

Мы застаём их рядом в момент, когда ей осталось немного, а он пришёл не то чтоб попрощаться, но что-то вроде того, попросил корефан заскочить к жене в больничку проведать, у самого то дела какие-то, ну да ладно чего б не зайти по дороге.

И не то чтоб он был в неё влюблён, когда-то и ей возможно что-то казалось, да мало ль что нам может показаться. После это может показаться не столь серьёзным, или наоборот слишком уж серьёзным, в контексте происходящего.

 

Обычная палата, зелёно-серые стены, серо-зелёные лица, две табуретки, /он присел у её кровати на одну/, что дальше, что обычно делают в таких случаях, он улыбнулся через силу, поставил на прикроватную тумбочку пакет с фруктами, она улыбнулась через силу в ответ. Палата жила повседневной больничной жизнью, с одой стороны в ноутбуке шёл какой-то боевик, с другой стороны о чём-то тихо разговаривали, в коридоре время от времени слышались шаги то в одну то в другую сторону.

 

Не то чтоб его поразила её худоба, /болезнь, ясное дело/, но глаза, вроде те же и вместе с тем. Почему-то он вспомнил её глаза, лет несколько назад, они встретились случайно на рынке, одновременно интуитивно обернулись и встретились взглядами, впрочем, они оба тогда как бы немного опешили, но оба и спешили, дела и всё такое. Были конечно тогда мысли, но сейчас он уже никак ни мог вспомнить ни их, ни обстоятельств того дня, впрочем, сейчас это почти без уже разницы.

 

Оба молчали, да и что сказать, /приличествующие моменту/, он думал о своём, она, с отсутствующим видом, казалось не думала ни о чём, казалось, что она уже не принадлежит этому миру. Ситуация была какой-то мерой бессмысленна, и он подумал, а что в нашей жизни не бессмысленно.

 

А потом как-то незаметно его мысли перетекли немного в другую плоскость, и он подумал о том, что могло бы так сложится, что они поженились, /гипотетично/, и явственно представил, как как они были счастливы, до того момента, как она заболела. Конечно, он бы приходил в больницу, оказывал посильную помощь, но дальше. Что дальше. Какой смысл. Да и зачем. И даже если он её любил, это ещё ни о чём не говорит. Жизнь, она предсказуема, хотя бы потому, что мы действуем соответственно не только времени и места, но и обстоятельств, себя при этом успокаивая рассказами о высших жизненных ценностях, о совести и прочей белибердой. А потом он представил себе уже другую, другую соотносительно неё, ну не может же он вот так с утками и горшками. Время же идёт, другой жизни не будет, и даже молодости другой не будет, возможно даже шанс если упустишь, другой не подвернётся.

А ещё он подумал, как это некрасиво, когда вот так, это бессилие и неизбежность и всё, всё, всё. Но ведь не он же в том виноват, что в жизни бывает так, да и у кого нынче нет проблем, у кого со здоровьем, у кого в материальном плане, у кого ещё что.

 

Как ни странно, и она подумала, о том, что, /опять же гипотетически/, могло бы так сложится, и они могли бы пожениться и всё было б ничего, и даже если она заболела, это тоже ничего не меняет. Ничего страшного, ведь ото была бы настоящая любовь. Все люди болеют, но он всё же её любит, и знает, что она его любит, что такое горшки, утки, капельницы, бессонные ночи, это же такие мелочи по сравнению с главным. С любовью.

 

Он хотел сказать что-то приличествующее моменту, но никак ни мог сформулировать мысль, точнее мыслей не было, не было о чём говорить, она как-то со стороны глупо улыбалась и тоже молчала, казалось даже, что она уже где-то там. Он присел на стул, положил на кровать пакет с фруктами, потом пришла медсестра с капельницей, и он, не прощаясь, пятясь вышел в коридор.

 

Кто-то куда-то спешил, кто-то о чём-то говорил, пахло всё той же больницей и настроение было соответствующее.

 

Около больницы он сел в услужливо подъехавший трамвай. Жизнь продолжалась.

 

А через два дня она тихо умерла.

 

21.05.18

 

***

Прочитано 84 раз Последнее изменение Среда, 04 Июль 2018 15:41

Последнее от Таранцов Николай Иванович

Другие материалы в этой категории: « На далёком Байкале

У вас недостаточно прав для добавления отзывов.

Вверх